С переходом председательства в Арктическом совете к Финляндии в мае 2017 г. Рене Сёдерман вступил в должность Старшего должностного лица, представляющего Финляндию, в то время как Алекси Харкёнен перешёл на должность Председателя Комитета Старших должностных лиц Арктического совета. Рене Сёдерман дал интервью, в котором рассказал о себе и поделился своими мыслями о работе в области арктического сотрудничества.

-----

В: Пожалуйста, расскажите о себе, своем опыте работы, а также о том, как он подготовил Вас к роли Старшего должностного лица Арктического совета.

Я билингв. Корни моего генеалогического древа тянутся из островной Финляндии к Ливонии (Балтика) и из сельских окраин Хельсинки к нетронутым территориям вокруг Посио, что в Лапландии. Я женат, и у меня трое взрослых детей. Музыка играет очень важную роль в моей жизни.

Мой профессиональный опыт делится на разные эпохи и относится к разным стилям. Я окончил Высшую школу экономики Ханкен в Хельсинки по специальности «Финансы и инвестиции»; мне также довелось изучать статистику. Я работал в паре шведских банков в качестве менеджера отдела денежного рынка, после чего я переключился на журналистику и работал экономическим обозревателем в таких изданиях, как «Kauppalehti» и «YLE News». После экономического кризиса 90-х я перешел работать в Nokia Corporation, где я отвечал за связи с общественностью и международную коммуникацию в Европе, а затем (после небольшого отступления в виде продюсирования новой записи национального финского гимна в честь его 150-летия) нашел работу пресс-секретаря в Министерстве иностранных дел. Я никогда не жалел об этом выборе. Работа за рубежом – в Осло, Лос-Анжелесе и Мехико – была одновременно непростой и захватывающей. Я скучаю по природе Норвегии, бьющей ключом энергии Калифорнии и уличной еде Мехико. Но много новых приключений – ни много ни мало в Арктике – еще впереди!

Моя роль в качестве Старшего должностного лица – это, мягко говоря, серьезный вызов. Ты должен быть универсальным специалистом по арктической проблематике. Заинтересованные стороны в столице, коллеги на заседаниях и твой босс, – все ожидают, что ты понимаешь и можешь объяснить (простым языком) изменения, тенденции и проблемы, характерные для Арктики и арктического сотрудничества. Тебе необходимо иметь четкое представление о текущих экологических, экономических, социальных проблемах и (в какой-то мере) о проблемах безопасности в Арктике. Любознательность здесь может сослужить хорошую службу! Задавай вопросы тем, кто знает; проявляй любопытство. Я работаю в области арктического сотрудничества всего лишь с 2013 года, и у меня только сейчас появляется ощущение того, что я освоил материал. Терпение также необходимо, так как огромные колеса многосторонней дипломатии обычно очень неповоротливы. И наконец, важно интересоваться другими людьми, лучше узнавать их: откуда они и чем занимаются.

В: Какие элементы Вашей работы, связанной с Арктическим советом, вызывают у Вас чувство предвкушения?

Общение с коллегами, проживающими в Арктике и за ее пределами, является самой лучшей частью арктического сотрудничества. Тематические обсуждения с участием приглашенных экспертов, яркие выступления СДЛ АС, практичные замечания Постоянных участников, подробные презентации рабочих групп и комментарии Наблюдателей, – все это производит глубокое впечатление. Арктическое сотрудничество можно воочию наблюдать на заседаниях СДЛ АС, им нельзя не восхищаться. Также для меня огромная привилегия – иметь возможность бывать в различных уголках Арктики, в которых я бы никогда не побывал, если бы не эта замечательная работа. Я видел гору Денали на Аляске, ощутил на себе арктический холод в Бэрроу, прошел по следам Джека Лондона в Уайтхорсе, танцевал в Йеллоунайфе, выступал с речью в Инари, устанавливал рабочие связи в Тромсё, играл на гитаре в Умео и гулял по улицам Рейкьявика. Гренландия еще пока в списке ожидания.

В: Разрешением каких вызовов, встающих перед Арктическим советом, Вы хотели бы заняться в своей новой должности?

Меня беспокоит то, что арктическое сотрудничество развивается слишком медленно, чтобы адекватно отвечать на вызовы, появляющиеся в Арктическом регионе. В нашем распоряжении имеются результаты научных исследований, знания коренных народов и уникальный опыт местного населения, и все это помогает нам предвидеть действия, которые нам следует предпринять самим и продвигать в других регионах. Но на каком-то этапе теряется связь между рекомендациями и действиями. Очевидно, что три юридически обязывающих соглашения, заключенные между восьмью арктическими государствами под эгидой Арктического совета, являются исключением. Они являются примером того, как нужно работать. На данный момент, судя по всему, среди арктических государств и Постоянных участников крепнет осознание того, что Арктическому совету пойдет на пользу долгосрочный стратегический план. Я искренне надеюсь, что мы сможем достичь согласия относительно плана, в котором будут закреплены не только наши цели, но и меры, необходимые для их достижения.

В: Какого быть СДЛ, представляющим страну, являющуюся председателем? Как вы разделяете эти две роли?

Мне кажется, что председатель Комитета СДЛ АС и я отлично сотрудничаем друг с другом. Мы ежедневно общаемся, и, по-моему, одно из преимуществ моей должности заключается в том, что я знаю о планах команды председательства. С моей стороны я могу предложить рекомендации, когда дело касается повестки дня для предстоящего заседания СДЛ АС, но решение принимается Председателем Комитета СДЛ АС. Выступления и презентации на различных мероприятиях составляют существенную часть функций команды председательства, поэтому эти обязанности мы поделили между Председателем КСДЛ АС и мной. Поэтому, когда я выступаю с публичной речью в качестве СДЛ АС от Финляндии, я являюсь выразителем позиции Председательства.

В: Что из пережитого Вами в Арктике запомнилось Вам больше всего?

Наверное, это визит в Ном, городок, расположенный на западном побережье Аляски, недалеко от Берингова пролива, куда Алекси и я летали на маленьком пропеллерном самолете. По пути в город мы увидели дорожный знак, на котором было написано “Сеппала Драйв.” Оказывается, что этот Леонард Сеппала со своей упряжкой собак спас Ном от эпидемии дифтерии, доставив туда жизненно необходимую сыворотку в 1925. Его имя до сих пор помнят на Аляске, особенно в мире гонок на собачьих упряжках. Несмотря на свою фамилию, очень распространенную в Финляндии, Сеппала был на самом деле норвежцем, но это не испортило нам радость от нашей находки – привета из Финляндии на дорожном знаке.

-----

Источники информации (Перейдите по любой из ссылок, приведённых ниже)

Общая информация об Арктическом совете
Информация о председательстве Финляндии
Фотографии для использования СМИ
Арктический совет в Facebook
Арктический совет в Твиттере
Рабочие группы Арктического совета: ACAP/АКАП, AMAP/АМАП, CAFF/КАФФ, EPPR/ИППР, PAME/ПАМЕ и SDWG/СДВГ.