Этим летом в Арктике полыхает рекордное количество стихийных пожаров, что сказывается на окружающей среде и населении Севера и не только. Среди тех, кто подвергается наибольшему воздействию, – гвичины Аляски. В будущем им грозит все больше лесных пожаров, поэтому они призывают арктические государства к сотрудничеству как в области минимизации последствий, так и в области реагирования. В данном интервью Эдвард Александер, член Международного совета гвичинов (GCI), рассказывает о последствиях стихийных пожаров и о проектных предложениях GCI, представленных на рассмотрение рабочих групп Арктического совета.

Как недавние лесные пожары повлияли на жизнь гвичинов?

Сейчас большая часть Аляски страдает от засухи, что сильно повлияло на общины гвичинов. Засуха является результатом широкомасштабных пожаров на территории расселения гвичинов. Сейчас на этой территории бушует около 57 пожаров, многие из которых являются довольно крупными и охватывают сотни тысяч акров. Некоторые происходят прямо на подступах к нашим домам. Например, населенные пункты Чалкитсик и Бивер находятся в одной и двух милях от бушующих пожаров соответственно.

В связи с пожарами в атмосфере много дыма, поэтому качество воздуха на наших территориях ужасно, что не может не сказаться на здоровье и качестве жизни населения. Леса вокруг наших населенных пунктов также пострадали, многие животные были вытеснены из своих местообитаний пожарами.

Стихийные пожары становятся серьёзной проблемой для гвичинов. Мы являемся свидетелями глобального изменения климата и связанного с ним роста количества пожаров в нашем регионе.

Международный совет гвичинов (GCI) предоставил на рассмотрение рабочих групп Арктического совета два проектных предложения, связанных со стихийными пожарами. Не могли бы вы в общих словах рассказать о том, каким аспектам проблемы стихийных пожаров они посвящены?

Первое проектное предложение, связанное со стихийными пожарами, было представлено на рассмотрение рабочей группы по сохранению арктической флоры и фауны (CAFF/КАФФ). Название проекта – «Арктические пожары». Он рассматривает экологические последствия природных пожаров. В прошлом проведено много исследований, посвященных воздействию пожаров на фауну, в то время как воздействие на флору остается менее изученным. Мы захотели сместить фокус в сторону вопросов, имеющих особенное значение для гвичинов. Животные, безусловно, играют важную роль в нашей жизни, как и экосистемы, ландшафты, растительность и взаимодействие между этими компонентами среды. Мы надеемся, что проект «Арктические пожары» позволит экологам, занимающимся проблемой пожаров, поделиться результатами своих исследований. Он также дает возможность составлять ежегодные карты территорий, выжженных пожарами по всему циркумполярному Северу.

На данный момент государства используют разные механизмы для картирования пожаров. Поэтому мы зачастую видим масштабы пожаров только в контексте своей страны, и обыватель может ничего не знать о деятельности других арктических государств, направленной на борьбу с пожарами. Циркумполярная картина выжженных площадей и постоянно обновляющаяся карта противопожарных действий могут предоставить ценную информацию.

Второе проектное предложение мы предоставили на рассмотрение рабочей группы по предупреждению, готовности и ликвидации чрезвычайных ситуаций (EPPR/ИППР) в июне. В рамках этого проекты планируется рассмотреть существующие юридические договоренности между государствами, каталогизировать их и поделиться информацией о них по всему циркумполярному Северу. Наша цель – облегчить процесс обращения общин за помощью к государствам-членам Арктического совета. Например, в прошлом году Швеция столкнулась с проблемой лесных пожаров и нуждалась в помощи. Правительство Швеции обратилось с просьбой прислать на помощь пожарных из Европейского союза и Турции.

Мы же призываем Арктический совет найти решение внутри Арктики. Вместо того, чтобы искать решение наших проблем на юге, обратить свой взгляд на Север, Восток или Запад. Расстояние между Фэрбанксом (Аляска) и районами, пострадавшими от пожаров в Швеции, намного короче, чем расстояние между ними и Турцией. У нас на Севере накоплен богатый опыт по борьбе с пожарами, учитывающий специфику северных ландшафтов и растительности. Тушение стихийных пожаров в тайге или в тундре отличается от тушения степных пожаров или пожаров в пустынной местности. Поэтому арктическим государствам необходимо обмениваться опытом, проводить совместное обучение специалистов, совместно каталогизировать доступные ресурсы реагирования и облегчить процедуру запроса помощи. Основная идея проекта ИППР – найти оптимальный способ продвижения подобных соглашений. Поэтому проект называется «Приполярные пожары».

Мы также планируем разработать третье проектное предложение для рабочей группы по устойчивому развитию (SDWG/СДВГ), которое касается системы планирования для снижения уязвимости перед лицом стихийных пожаров на местах. Например, во время пожара в городе Парадайз (Калифорния) в 2018 г. стало очевидно, что в городе не хватает путей эвакуации и безопасных зон, что привело к большому количеству жертв. Поэтому нам необходимо заняться человеческой стороной проблемы. Население следует обеспечить различными руководствами, выходящими за рамки реагирования на чрезвычайную ситуацию. Нам нужно осуществлять планирование и активно готовиться к будущему, полному стихийных пожаров, так как всё к тому и идёт.


Как, по-вашему, эти проекты могут повлиять на жизнь вашей общины и общин по всей Арктике?

Обмен информацией об экологических последствиях пожаров, особенно на Севере, представляет огромный интерес для гвичинов. Нам необходимо иметь больше источников информации, помогающих понять изменения в факторах, влияющих на возникновение пожаров, а также последствия изменения климата для нашего региона и то, как они повлияют на население и ресурсы циркумполярного Севера. Этот проект также будет полезен для исследователей, которые смогут сотрудничать с коллегами из других арктических государств и иметь представление об исследованиях, осуществляемых в других частях света. Обмениваясь самой последней информацией с помощью ежегодного онлайн журнала «Мониторинг пожаров в Арктике», ученые смогут донести эту информацию до политиков и местного населения.

Для ИППР этот проект также будет полезен, так как он предоставит пожарным службам доступ к новым ресурсам и возможность учиться и проходить подготовку вместе со своими коллегами со всей Арктики. Одним из пунктов проектного предложения является проведение конференции по стихийным пожарам раз в два года. На этой конференции собирались бы руководители тушения пожаров и экологи с целью выступления с докладами, обсуждения сфер ответственности и выработки понимания существующих практик руководства операциями по тушению пожаров.

Международный совет гвичинов хотел бы подчеркнуть, что проблема стихийных пожаров – это не только проблема гвичинов или конкретно взятой страны. Для пожаров не существует национальных границ. Пожары, начинающиеся на территории США, могут переброситься на территорию Канады. Нам также необходимо понимать, как пожары в одной части света могут влиять на качество воздуха на другом конце Земли. Например, сильные пожары на Аляске могут привести к возникновению дымки в Канаде.

Стихийные пожары – это не просто симптом глобального изменения климата. Высвобождение в атмосферу большого количества углерода в результате пожаров имеет серьезные последствия, оно, в свою очередь, способствует изменению климата. Посредством проекта КАФФ мы хотим скоординировать работу исследователей, а посредством проекта ИППР мы надеемся сделать наши меры реагирования более согласованными.


В проектных предложениях упоминается совместная выработка знаний. Как конвенциональные стратегии профилактики лесных пожаров и борьбы с ними и стратегии коренных народов могут обогатить друг друга?

Гвичины традиционно используют огонь для управления природными ресурсами, что интересно не только в историческом контексте, но и в современном мире. В начале весны, когда все еще выпадает снег, мы выжигаем луга на границе с лесом. Эта практика облегчает передвижение путешественников, помогает разнообразить и обогатить растительность, а также сделать ее более питательной для животных. Интересно то, что этот процесс имеет отрицательный уровень высвобождения углерода, так как в это время года растения депонируют углерод в почве. Поэтому, когда мы выжигаем луга ранней весной, это способствует быстрому росту экосистемы. Более того, выжигая эти участки до наступления сезона стихийных пожаров, мы предупреждаем распространение пожаров и дыма.

Управление пожарами означает не только подавление пожаров. Этот термин также подразумевает управление ландшафтами и степными зонами с возможным использованием огня либо в качестве превентивной меры, либо для улучшения качества корма для скота и повышения биоразнообразия, облегчения перемещения в данной местности и улучшения понимания динамики пожаров в разных регионах.

Мы также давно начали использовать огонь для сохранения древесины. Древесина, опалённая огнём, не гниёт, поэтому гвичины используют ее для строительства заборов для карибу. Если мы посмотрим на другие части Арктики, возможно, мы сможем научиться еще чему-нибудь, и сможем поделиться этими знаниями с другими народами Арктики.


С чего начнется реализация этих проектов, и как скоро вы ожидаете первых результатов?

Во-первых, мы надеемся, что арктические государства выразят заинтересованность в совместном руководстве этими проектами. Что касается проекта «Арктические пожары», то мы предвидим, что отображение данных исследования не займёт много времени. Мы будем собирать необходимую информацию и публиковать её ежегодно.
Что касается проекта ИППР, мы надеемся, что к нему присоединяться как арктические государства, так и наблюдатели. Я бы хотел, чтобы наблюдатели приняли активное участие и внесли вклад в деятельность по проекту.